?

Log in

Фотографии
Электрическая версия выставки "Человек на дороге"  
2-май-2014 05:09 pm
Z




Фото: Вадим Качан.



ЧЕЛОВЕК НА ДОРОГЕ


Мы постоянно движемся: в пространстве, во времени, в своих мыслях и в своем развитии. Из пункта А в пункт Б, из "сегодня" в "завтра", которое снова превращается в "сегодня". Человек динамичное существо, и наши фотографии о движении - движении внутри себя и снаружи. Но перемещение в пространстве - лишь повод для перемен, а наше путешествие - это философия приятия изменений.
Человек на дороге - это образы, встречающиеся нам в пути, мимолётные или заставляющие надолго остановиться, всмотреться; это и сам автор, фиксирующий свои переживания с помощью камеры. В чем цель возврата к этим воспоминаниям? Возможно, дело в нашей сентиментальности, а может быть, просто настал подходящий момент для паузы, поры перевести увиденное в осознанное. Здесь нет сюжета, нет привязок к местам, событиям, датам. Просто моменты, когда мир был просторен, дороги открыты, а ощущение целостности наиболее сильно.
Отправляясь в путешествие мы часто представляем себе, что нас ждет, что будем делать, и что будем снимать. Но дорога ложится под ноги и фантазии остаются дома. Нужно быть легким на подъем, внимательным и открытым для всего нового, чтобы проходя сквозь нас, оно задерживалось, оставляло след. Путешествия щедро дарят подарки, визуальные в том числе, мы учимся их подбирать. Но то, что задевает, что останавливает взгляд, всегда оказывается отражением, осколком нас самих, чем-то близким и оттого понятным. Мы ищем новые образы, новые формы, но наполняем их всегда лишь тем, что имеем - собой. И хотя фантазии остаются дома, реальность интерпретируется в то, к чему мы открыты и предрасположены, что способны увидеть, принять, вообразить.
Брусчатка и камень, утоптанный дерн и сухая глина, широкие автострады и узкие тропинки ложатся под ноги бесконечными лентами. Мы идем по этой дороге длинною в жизнь, дороге открытий, дороге воспоминаний, дороге воображаемых миров.

Андрей Дубинин, Андрей Карачун.
Куратор: Вадим Качан
.





Атлантида.


Я иду по степи Атлантиды, осушенной, как болото мелиораторами. Мне встречается искусственное дерево с цветными камнями вместо листьев. Настоящая археологическая находка! Оно, наверное, упало на землю как астероид, разметав вокруг свои странные плоды-листья. Когда оно лежит рядом с ними на растрескавшейся земле, то становится похоже на декоративный барельеф - засохшее древо, символ ушедшей цивилизации.

Степной волк.


Утро на вершине Белой Скалы. Я наблюдаю грандиозный рассвет. Мы с солнцем на разных чашах весов: оно поднимается над горизонтом, я же погружаюсь в катарсис. Время течет патокой, медленно, готовое в любой момент остановиться. Внезапно я чувствую за спиной движение и оборачиваюсь. Передо мной - пёс песчаного цвета с очень внимательным взглядом, почти степной волк. Он не моргая смотрит на меня против света. Так же, как и я только что смотрел на встающее солнце. Поднимаю фотокамеру и вдруг оказываюсь с Той стороны, на противоположной чаше весов - чужими глазами вижу себя, стоящего напротив, лицо, закрытое камерой, палец, утопающий в кнопке спуска... Щелчок затвора возвращает меня к реальности. Солнце медленно отрывается от линии горизонта

Черный квадрат.


Щелчок затвора. Этот момент заставляет меня задуматься. Вот он - мой всемирный потоп, стерший все труды человека - произведения ремесла и искусства. Возможно, я - последний оставшийся человек, так почему же мне и сейчас важны Фридрих, Мондриан, Дали, Малевич? Зачем в своей фотографии я обращаюсь к их работам? Зачем фотографирую вообще? Для кого? Вокруг только море, а в моей лодке нет даже весла, только сухари, фотоаппарат и собака.

Чайка.


Глядя на приц всегда думается о свободе - волны и ветер, лети куда хочешь. Завидую, как будто они свободнее меня. Как будто не я создатель своих собственных границ. А ведь если хорошенько поискать, в кармане всегда найдется билет за горизонт. Даже на выдуманный корабль, который отправляется уже сегодня.

Поезд.


Вид за окном меняется как в калейдоскопе - горный пейзаж, город, степь. Теперь вот озеро. Мир снаружи пролетает картинками цветного кино. А внутри, в вагоне, тихая размеренная жизнь.Гремят подстаканники, проводница несет кому-то чай, сосед читает прошлогоднюю газету, в соседнем купе громко стучат в домино. Ощущение старенького кинотеатра с современной фильмотекой.

Стикс.


Ночью любая река становится Стиксом. Как и само время, он всегда в движении. Черные воды его неостановимы, бегут, унося с собой. Из прошлого - в будущее. И время, и река движутся не двигаясь, оставаясь на месте, в привычном русле, в настоящем. Ночью, у зеркала черного Стикса это особенно заметно.
Это я сижу в луче лунного света и смотрю на другую сторону, за переправу. Камера на штативе, но этого нельзя увидеть, и мне представляется, что я фотографирую сам себя, находясь по обе стороны фотографии одновременно.

Дорога к Черному лесу.


Сумерки. Мир замер в преддверии ночи. Ближний свет лижет стебли травы, колеса подпрыгивают на ухабах - дорога к Черному лесу. Он очень меня интересует, этот лес. Невидимый ночью, он и днем обнаруживается лишь как силуэт, загадочная тень, скрывающая тайны. Самое интересное всегда скрыто. Но, может, интересно оно лишь из-за того, что скрыто и недоступно зрению. Там за лесом кончается остров. Лодка зарылась в белый песок пляжа. Глубоко и медленно дышит океан. Ждет.

Ночь.


Переживание накопившихся за день впечатлений, разговоры, эмоции. Это самая интимная часть каждого похода - вечерние посиделки у костра. Воздух становится прохладным, и только в небольшом круге света еще сохраняется оставшееся тепло дня. Все собираются у огня, и мир делится на две части - светлую, наполненную домашним уютом, и темную - мистическую, обступающую нас со всех сторон, полную теней и загадочных звуков. Ночь - время тайн и откровений. Сейчас начнутся самые интересные разговоры.

Светлячок.


Мой маленький космический корабль каждую ночь приземляется в новом месте. А сейчас, при свете луны - это пещера с сокровищами, со всем самым ценным и необходимым в путешествии. Как и каюта маленькой яхты, снаружи она всегда кажется меньше, чем изнутри. Но быстро привыкаешь к организации пространства, и палатка превращается в комфортную квартиру, в которой уютно размещается вся команда из четырех человек, а в центре - котелок на газовой горелке, в котором сейчас закипает кофе. Кардамон и корица.

Фокус.


Если сфокусировать внимание на чем-то одном, каком-то отдельном предмете, то кажется, будто весь остальной мир теряет краски и погружается во тьму. Сейчас я концентрируюсь на Острове, и он занимает все мое внимание. Остаюсь только я - невесомый, невидимый наблюдатель, и яркое пятно Золотой горы - объекта моего наблюдения. Время в этот момент останавливается. Это ощутимо - внутренние часы идут, внешние стоят. А Остров - его я могу рассмотреть во всех деталях, предельно четко и тонко, даже заглянуть за видимое в своем воображении. Но вот секундная стрелка обрушивается на следующее деление и, как аквалангист, я всплываю на поверхность, снова начинаю слышать звуки, ощущать движение, а Остров с моей Золотой горой затягивает дымкой, растворяет в себе смешавшееся с синевой неба море.

Время.


Движение, движение, движение... Плывут облака, качаются стебли травы. Стрелки на часах, люди, сезоны, мир за окном, сами окна - все изменяется по моей воле или помимо нее. Наблюдая это движение, я, кажется, способен заметить и время, увидеть его, прикоснуться. Но в вечной погоне за иллюзией, в мыслях о завтрашнем дне и прошедшем, подвешенный между воображением и памятью, я перестаю замечать настоящее. А настоящее - вот оно - под куполом звезд плывут облака, качаются стебли травы, где-то далеко поет птица. Прямо сейчас.

Город.


Степь до самого горизонта, стебли травы и синее небо. Если принести сюда камень - вырастет Город. Дом за домом, стены, крыши, башни церквей, заборы, многоэтажки и небоскребы, дворцы и заводы. А затем, так же медленно, за тысячи лет все исчезнет, превратится в камень, а камень - в степь до самого горизонта. Может, здесь так и было - давно, много-много человеческих жизней назад.
Хорошо, что за этим горизонтом - там, вдалеке - есть еще один.

Возвращение.


Где это - Родина? Имеет ли она географические координаты и свое место на карте? Или же это люди, которые мне близки и к которым я привязан? К кому возвращаюсь я из путешествий? Как должно измениться пространство, чтобы почувствовать - я дома.













Контакты:
Андрей Дубинин
Андрей Карачун
Вадим Качан
Comments 
12-май-2014 09:28 am
С Качаном фота - ващееее смак! =)
This page was loaded фев 19 2017, 2:13 pm GMT.